Фан-клуб группы Moving Heroes. Последние Новости, Статьи, Фото и Видео.

moving-heroes-fanclub.ru

ВКонтакте

Facebook

Дискография CD

  • 2007 Golden Times
  • 2009 Crazy (сингл)
  • 2009 Born To Win
  • 2010 Life Is Hard (сингл)
  • 2010 Born To Win (Ukrainian release)
  • 2012 Danger! Angel... (сингл)
  • 2014 Shadow (сингл)

DVD

  • 2010 Moving Heroes TV Presents
  • 2012 Concert at Ice Palace Arena Live 27.10.2011

Digital

  • 2011 Angel's Dream (Single)
  • 2011 Dangerous And Real (Single)

Видеография

  • 2007 You Are My Angel And My Devil
  • 2009 Crazy
  • 2009 Crazy Remake
  • 2009 You Are My Angel And My Devil New Version
  • 2010 Life Is Hard
  • 2010 Country Of The Sun
  • 2011 Angel's Dream
  • 2012 Dangerous And Real

Moving Heroes на KM TV

Как познакомились участницы Moving Heroes и Дитер Болен? Какая песня с нового альбома далась девушкам сложнее всего?
На эти и другие вопросы ответили участницы группы Moving Heroes в прямом эфире KM TV.

Здравствуйте, друзья.

В прямом эфире KM TV «Звезды онлайн». В студии Петр Татарицкий. Каждый из нас, так или иначе, стремится к успеху в жизни и в своем творчестве. Мы стремимся побеждать. Сегодняшняя встреча в студии КМ TV, возможно, станет событием, потому что нас посетили дорогие гости, гостьи, прелестные, очаровательные девушки. Сегодня в этой студии для встречи с вами рожденные побеждать. Встречайте, с радостью представляем вам дуэт, который стремится покорять как можно больше благодарных сердец поклонников и в России, и за рубежом, это Moving Heroes, сегодня, этим временем, в нашей студии. Здравствуйте, дорогие друзья.


Элан: Привет, Петер! Классный акцент.

У меня нет слов – они говорят по-русски! Кто бы мог предположить, что новый проект гуру популярной музыки, можно сказать, мирового значения, Дитера Болена, они, прелестные девушки, говорят по-русски. Я уже собирался начать сегодняшнюю встречу вопросом: «Do you speak English?» или поприветствовать их словами Guten tag, а они говорят по-русски! Здравствуйте, мы очень рады этой встрече. Вы всерьез готовы побеждать, вы рождены побеждать. Какую победу вы считаете своей самой первой и основательной?

Элан: То, что мы ступили на этот путь, все-таки заниматься музыкой.

Дженир: Для начала, это уже определенное достижение.

Элан: Это половина дела.

Я знаю (в короткой встрече с вами до эфира) о том, что вы всерьез любите музыку. Какие предпочтения? Популярная музыка, классическая, этно? Что для вас, не как для профессиональных исполнителей, скажем так, ближе всего?

Дженир: На самом деле, мы имеем классическое образование музыкальное.

Элан: Дженир любит Бетховена. Открываю тайну. Шопена классно играет на фортепиано.

Дженир: Бах — это тоже супер, сколько глубины, и всегда, когда есть какое-то депрессивное состояние, он очень хорошо снимает, именно классическая музыка. Но сердце наше лежит, полностью отдано поп – современной музыке.

Элан: Я люблю поп-рок, например.

Замечательно, у нас в студии Дженир и Элан, поприветствуйте, дорогие друзья, наших гостей. В свое время такие звезды современной поп-музыки, как Ase of Base, Sarah Brightman или же Modern Talking записывали свои произведения на одной из ведущих профессиональных студий звукозаписи Германии, как Djoman music production. И поп-идол, поп-титан современной музыки Дитер Болен предложил свой новый проект двум очаровательным девушкам. Когда они вошли в эту студию, у меня родилось ощущение – уж не клоны ли они?

Дженир: Волосы длиннее.

Настолько вы напоминаете типажно тех самых удивительных музыкантов, которыми были пленены сердца нашей публики российской — Modern Talking – Томас Андерс и Дитер Болен…

Дженир: Я уже маскируюсь в очках.

Скажите, пожалуйста, что для вас Modern Talking?

Дженир: Это очень успешный проект Дитера, и поскольку мы с ним работаем, безусловно, с его творчеством мы знакомы…

Элан: И ознакомились еще глубже, когда начали работать с ним.

Дженир: Но, на самом деле, это супермегапроект, и у него был не только Modern Talking, у него был и Blue System — прекрасный проект, который тоже любили очень много слушателей и еще куча других, очень хороших артистов, поэтому зацикливаться только на…

Элан: Что для тебя Modern Talking?

Дженир: Это, наверное, классика современной поп-музыки.

Элан: Очень красивые песни, мелодичные, романтичные, очень красивый голос Томаса Андерса, бесспорно.

Дженир: Все-таки у нас совсем другая энергетика и совсем другое наполнение, более энергетичное.

Элан: Совсем другой посыл в музыке. И еще, самое главное – вообще-то все песни пишет Дженир, не Дитер Болен. Поэтому никакой проект он нам не давал, мы были готовым проектом.

Дженир: Просто однажды он заметил нас, и спасибо огромное, что он согласился участвовать и нам помогать.

Элан: И нашел время на то, чтобы работать с нами в своей студии.

Это замечательные новости от команды Moving Heroes — Дженир и Элан, которых однажды связала удивительная встреча с Дитером Боленом. Мой вопрос про Modern Talking был неслучаен, потому что имена Томаса Андерса и Дитера Болена по сей день весьма и весьма созвучны. На самом деле, я очень хотел вас спросить, как вы себя ощущаете сегодня в Москве и в России? Потому что многочисленные вопросы нашей зрительской аудитории, так или иначе, связаны с Россией и с русским языком.

Дженир: Здорово.

Элан: Мы любим Россию, однозначно, мы сюда приезжаем, как домой. Здесь все-таки живут наши родители. И что касается Москвы, то очень много людей, которые здесь любят нашу музыку, мы им очень за это благодарны и нас это очень радует. Для нас это огромный позитив, огромный кайф.

Дженир: Безусловно, для нас, чтобы нашу музыку слушали в России, это очень обязательный и важный момент. Спасибо всем нашим поклонникам.


Мы можем сказать однозначно - Moving Heroes родом из России.

Но им нравится современная музыка в своих новациях, в своих разнообразных проявлениях. Скажите, пожалуйста, что для вас быть в музыкальном эфире, что для вас быть на сцене? Это связано с потребностью самовыражения, личностного, допустим, или с возможностью делиться с публикой своими музыкальными способностями?


Дженир: Прежде всего, это, наверное, то, что если ты что-то хочешь сказать, и у тебя это получается в виде музыкального произведения, если эта энергетика так же исходит от певца, то это тот симбиоз, который очень важен для формирования этой общей музыкальной идеи, музыкального посыла. И если люди это воспринимают — это самое вау, самое суперское, что есть.

Элан: Самое главное для нас, когда мы находимся на сцене, это реакция людей, их глаза и та энергетика, которую они излучают. Мы ее чувствуем, чувствуем действительно всей кожей, уже даже мурашки бегут по спине, и это непередаваемое ощущение, оно самое кайфовое, это как допинг, без которого ты уже не можешь жить.

Дженир: И когда проходит какое-то время, не знаю, может быть, неделя без выступлений, ты чувствуешь, что чего-то тебе не хватает, какого-то адреналина, какого-то заряда, какой-то бодрости.

Как произошла ваша встреча с Дитером Боленом? Как состоялось это знакомство? Знакомство, которое положило начало, мы надеемся, очень успешному пути, со своим ярким лицом.

Элан: Мы показывали свои песни в различные издательства в Швеции, в Германии и так получилось, что к нам пришло предложение из студии одной, прийти, записать там несколько песен и посмотреть, что из этого получится на выходе, как профессиональный продакшн. И когда мы сделали две demo-записи и из двух demo-записей два окончательных варианта, музыканты сказали, что могут это показать Дитеру Болену, поскольку это его студия и там пишутся его проекты. Когда ему передали эти записи, он внезапно пришел, когда у нас была сессия — мы писали просто третью песню. Там двухэтажная студия, он стал подниматься и стал подпевать одну из наших песен, и это для нас был, конечно, полный шок, мы вида ему не показали, абсолютно с серьезным таким, важным видом выдержали все его комментарии…

Вы поняли, кто возник в тот момент?

Элан: Да, конечно. Он вошел в таких же, как у Дженир, темных очках…

А мы сможем сегодня увидеть глаза Дженир?

Дженир: Пожалуйста, нет проблем.

Браво-браво! Как завязался ваш первый разговор? Как состоялся этот диалог?

Дженир: Он сразу говорит по существу, он сразу включается в работу, и это не просто какие-то отвлеченные разговоры…

Элан: Он сразу стал комментировать уже по поводу саунда, звучания.

Дженир: Видимо, понимаете, когда он слышит музыку, он сам по себе, непроизвольно, уже работает, он включает себя в эту работу, это часть его жизни.

Элан: Это часть его, абсолютно, у него все комментарии сразу по теме работы шли, по музыке. И первые два часа мы этим, собственно, и были заняты вплотную, и за это время мы, конечно, адаптировались уже, попривыкли к нему, и нам стало проще.

Рождение группы произошло в 2007 году. Тогда был выпущен первый альбом, и сегодня, в эти числа, во время вашего визита в Москву, мы презентуем благодарной публике ваш новый альбом, который так и называется «Рожденные побеждать» — «Born To Win» и выпуск этого альбома осуществила замечательная компания, очень серьезная, Sony music. Роль Дитера Болена в организации, может быть, в том, что произошло такое рождение этого альбома именно под патронатом, под эгидой Sony music?

Дженир: Дело в том, что Дитер являлся executive-продюсером и нашего первого альбома, а так же мы с ним продолжили работать и над вторым альбомом, и сейчас продолжаем работать над новыми песнями. Дитер сам по себе является артистом уже 30 лет компании Sony BMG, которая теперь называется Sony music.

Элан: В общем, есть определенные параллели, конечно.

Замечательно. Как раз вопрос от нашего Интернет-пользователя, от Ирины: «Любили ли вы творчество вашего продюсера Дитера Болена раньше?» Я думаю, что тут ответ однозначен.


Дженир: Дитер нам рассказывал в нашей короткой встрече, что, наверное, для всех, кто был помладше или чуть-чуть постарше, но творчество Modern Talking не прошло незамеченным.

Элан: Все слушали эту музыку, и это было ярко и здорово.

На мой взгляд, в свое время это был определенный переворот и в российской музыкальной индустрии, так или иначе связанной с поп-музыкой, потому что Россия привыкла слушать, допустим, итальянскую эстраду, и вдруг возник Modern Talking, возникла эта группа. На мой взгляд, в вашем облике, в вашем имидже присутствуют те самые тенденции, которые могут так же, и пусть так и произойдет, совершить некую революцию в 21 веке. Это своеобразное возвращение того хорошего, что было когда-то, но совершенно в другом, что называется, воплощении. Вы согласны?

Дженир (Элан): Спрячь глаза под очками…

Элан: Спасибо за такое пожелание.

Дженир: Спасибо за такое слово, но понимаете, все-таки Modern Talking — это, наверное, один из самых успешных проектов Дитера, притом, что Дитер работает с нами, и поэтому эти параллели, они просто возникают…

Элан: Modern Talking – он неповторим, он оригинален и прекрасен.

Дженир: Мы не хотим его повторять, ни в коем случае, ничуть. Но, может быть, какие-то параллели существуют именно потому, что рука Дитера там присутствует.

Элан: Там его энергетика и часть его души, в этой музыке, действительно, это он вложил в наши песни.


Ваш новый альбом – Дженир пишет музыку – кто является автором текстов?

Элан: Она же.

В этой связи, что для вас тогда тексты для песен? Чем они являются, насколько они важны, и как они рождаются?

Элан: Они очень важны.

Дженир: У нас очень мало песен о любви, хотя во втором альбоме они есть. Но больше, мне кажется, и правильнее, и соответствует нашей концепции, когда мы говорим о каких-то песнях о борьбе, о достижении цели, о своем движении к мечте. Эти тексты — действительно наши, от души и, наверное, обрисовывают ту сложную ситуацию, в которую попадает каждый начинающий музыкант, каждый начинающий проект, и все равно ему приходится пробиваться.

Элан: Да и вообще любому человеку, потому что в жизни есть достаточно много сложностей, нужно как-то их преодолевать, бороться, искать друзей, любимых, кто может поддержать в тех или иных ситуациях.

Дженир: Мы очень рады, что наши поклонники пишут нам письма, что – ваша музыка, она помогает, она заряжает какой-то энергией, какой-то силой, и после этого им как-то проще решать и другие проблемы.

Элан: И заставляет еще их учить английский язык, и это очень классно для молодежи, потому что это хороший стимул – понять, что же там, в текстах.

Замечательно. Но при этом, при таком насыщенном содержании поэтических форм, мелодика остается очень интересной, которая заставляет отвечать и сегодняшнему дню, в том числе и предпочтениям нашей молодежной аудитории. И в этой связи вопрос такого свойства – песня Crazy, которая открывает ваш альбом, и которая уже сумела полюбиться многим поклонникам – почему такое название? Вопрос, может быть, банальный, но, тем не менее, именно относительно к 21 веку.

Дженир: Потому что очень часто из уст Дитера мы слышали:

Элан: «О! Все музыканты сумасшедшие. Это такой путь, это такая деятельность, вы такие красивые девушки и тоже музыканты, это же так тяжело!» Какие-то у него эти переживания, комментарии.

Дженир: То есть надо быть действительно совсем сумасшедшим, нужно действительно немножко…

Элан: Заниматься этим можно, только если ты не можешь без этого жить. Только в таком, крайнем случае.

Они покоряют, лично меня, своим обаянием, своим вдумчивым отношением к тому, что они делают, и от себя лично могу сказать, что очень приятно сознавать, что на сегодняшний день в эстраде, российской ли, зарубежной ли, появляются все-таки музыканты, которые обладают, извините, определенным достойным уровнем интеллекта. Это однозначно комплимент к вам, с вами очень приятно общаться.

Элан, Дженир: Спасибо. Взаимно.

Вопрос нашего пользователя по имени РВС: «Раз уж тема пошла, как в 10–11 альбоме Talking-ов, согласны ли вы с тем, что победитель всегда останется победителем при любой власти, обстоятельствах и власти обстоятельств? Достаточно лишь взять и поработать?» Вопрос звучит именно так.


Дженир: Победителя не судят в любом случае. Даже если есть музыкант, который исповедует какой-то другой стиль, который несколько, может быть, мне непонятен, моя душа не лежит к этому стилю, но если этот музыкант делает это качественно, делает это с душой и от себя, то, безусловно, если он пользуется успехом и он победитель, то это не судят. Работать – безусловно, работать надо, если не работать, я не знаю, надо чтобы тебе так сильно повезло, чтобы тебе на блюдечке с голубой каемочкой что-то дали…

Еще один вопрос от Михаила: «Говорят, что обычно для альбома записывается много разных песен, а потом в результате на альбоме остается только 10–12 песен. Как это было у вас, сколько песен вошло в альбом, а сколько вы забраковали?»

Элан: Давай, рассказывай… 25 было?

Дженир: Ай-яй-яй, прямо всю свою кухню… Да, наверное, было. Но все-таки отсев идет еще в момент написания, отсев идет в момент аранжировки, очень много.

Элан: Сначала от себя, потом от Дитера.

Дженир: С другой стороны, у нас у «Crazy» есть три версии, потому что нам казалось, что можно поэкспериментировать, может быть, она будет звучать так или так, или так, и потом, когда увидели, например, что три версии звучат и имеют право на жизнь в этих трех абсолютно разных вариантах, мы их оставили как есть.

Элан: Вам любой музыкант скажет, что на самом деле версий всегда много и demo-записей, и каких-то аранжировок, и потом выбираешь из всего обилия какие-то 15 лучших песен и очень сложно остановиться.

Дженир: А бывает, когда оставляешь кое-что на потом.

Дитер Болен участвовал в отборе этих самых песен?

Дженир: Конечно, он всегда дает советы – имеет смысл, не имеет смысл, что здесь можно улучшить, потому что он слушает как бы с другой стороны.

А чисто музыкально, по аранжировке, он подсказывал, может быть, какие-то моменты?

Элан, Дженир: Да, конечно, обязательно.

Как складывается сегодняшний ваш день в России, в Москве и за рубежом, с учетом, может быть, ваших каких-то гастрольных туров и предстоящих выступлений?

Элан: Сейчас, когда мы в Москве и здесь релиз нашего альбома, у нас время расписано – каждые 2–3 часа мы на каких-то мероприятиях. Эфиры на радиостанции, у вас в гостях, съемка еще где-то – несколько дней именно в таком темпе.

График расписан надолго вперед, если отсчитывать от сегодняшнего дня?

Элан: Всегда — на неделю, а выступления — на месяц.

Дженир: Концерты — на больше.


Впереди Новый год, этот год, так или иначе, завершится через дней 30-40.

В этой студии уже появился предвестник Нового года — очаровательный Дед Мороз или Санта-Клаус…

Элан: Мы с ним уже подружились.

Как вы оцениваете именно этот, уходящий 2009 год?

Дженир: Я думаю, что он для всех был непростой и для нас, как для группы Moving Heroes тоже.

Элан: И у нашей фирмы, Sony BMG, тоже весьма сложный, учитывая кризис, учитывая настроение людей, все это было достаточно тяжело всем преодолевать.

Дженир: Но все-таки есть какое-то понимание позитива к концу года. Я думаю, что оно в сердцах у людей, возвращение к чему-то более положительному, привычному. У нас тоже сейчас релиз и мы этому очень рады – выступать с новыми песнями наконец-то.

Все-таки вопрос про Родину. Как часто вы бываете в России, в Москве, а может быть и в Санкт-Петербурге? Насколько я знаю, это ваша родина.

Элан, Дженир: Раз в месяц мы заезжаем, в Санкт-Петербурге бываем.

Вопрос от наших пользователей, от фан-клуба, который уже есть в России, он звучит так: «Где можно купить ваш первый альбом?»

Дженир: В магазине, я думаю, там, наверное, еще есть. А если совсем сложности, пожалуйста, заходите к нам на сайт.

В этом году состоялось впервые долгожданное Евровидение-2009 в Москве. Ваше отношение вообще к этому конкурсу и в частности, вы наверняка смотрели по трансляциям, как это происходило в Москве – какое ощущение того, как Евровидение прошло в Москве, в России?


Элан: Очень глобально, очень шикарно. Конечно, могу сказать, что на всех немцев это произвело очень большое впечатление, сам performance.

Дженир: Устроители, конечно, старались…

Элан: Все было сделано на высшем уровне, очень удивили и поразили Европу.

Считаете ли вы, в этой связи, что московское Евровидение образца 2009 года — это своего рода новый этап развития конкурса в целом на последующие годы?

Дженир: Да, нужно или следовать этой традиции, или сказать, что Москва была the best.

Элан: Что Россия, как обычно, все-таки победила.

Россия победила. Рожденные побеждать в российской действительности не останавливаются на пути.

Элан: Я думаю, что европейцы это признают, потому что это было, в общем, очевидно. И немцы сказали: «Да, конечно, это русский размах, мы этого ожидали, мы это увидели и в этом убедились». Комментарии были именно такие в центральной прессе.

В этой связи, вообще, жизнь музыкальная, творческая или частная жизнь за рубежом, насколько она спокойнее, насколько она размереннее, чем, может быть, российская, реалии российской жизни?

Элан: Намного более размеренная.

Дженир: Безусловно, более размеренная. Там как-то все сразу же на 10 градусов спокойнее, размереннее и нет ощущения собранности. Когда приезжаешь в Петербург, у тебя получается собранность, а когда приезжаешь в Москву, еще более.

На ваш взгляд, пресловутый кризис, который коснулся и России, и Запада, и Европы, как он воспринимается там? Насколько стабильна жизнь на сегодня в той же Германии?

Элан: Мы можем сказать однозначно, что видим, что он коснулся именно России, к сожалению, в самой большой степени.

Дженир: В большей степени. В Германии это практически не чувствуется.

Элан: Хотя стали намного ниже цены на продукты, на многие другие вещи, но там нет таких ситуаций с сокращениями, как здесь.

Хотя из СМИ мы как раз склонны знать о том, что Россию кризис вроде как бы обходил и обошел, а как раз государства другого света очень и очень пострадали, в частности, от негативных ситуаций в экономике. Значит, в этом плане жизнь там остается более стабильной?

Элан, Дженир: Однозначно. Европу это так не коснулось.

А возможность для творческого развития?

Дженир: Я думаю, сложности везде, независимо от того, в какой стране это происходит и даже в какое время, просто меняются, наверное, формы, меняются пути, по которым ты достигаешь успеха, потому что сейчас можно говорить о том, что некоторые группы становятся популярными благодаря Интернету, а с другой стороны можно посмотреть, что музыкальная индустрия, она из Интернета потеряла очень сильно.

Элан: Продажи дисков – конечно, эти позиции упали и в Европе тоже в очень большой степени. Из-за этого все там расстраиваются, и это очевидно.

Дженир: Но я думаю, что сложности есть всегда, во все времена, и говорить, что есть какой-то рецепт успеха – нет, я думаю, что кроме того, чтобы работать и следовать своей мечте…

Элан: Рецепта однозначного нет, потому что очень многое решает удача, и это 50% вообще от всего дела.

Дженир: Другого варианта нет.

Но мудрые говорят о том, что надо быть готовыми и к удаче, и к успеху, тогда, безусловно, они и произойдут.

Элан: Неудача — это правило, а удача — это исключение. Это надо помнить, и это девиз Дитера Болена.

Дженир: Так Дитер говорит.

Элан: Это правда так, и он за свои 30 лет работы в шоу-бизнесе знает это лучше, чем кто-либо другой.

Дженир: Поэтому упасть и встать и пойти снова — это гораздо более частое явление, чем – ты просыпаешься и вау…

Элан: Это нормально. Мы почему-то все обсуждаем только тех, кому уже повезло и кого мы заметили на этой волне успеха, а всех остальных музыкантов — талантливейших людей, певцов, композиторов, гитаристов, клавишников, которые, к сожалению, не смогли достигнуть того, к чему стремились… Их очень много, и когда мы видим вторую сторону этой темы, это очень больно, и это действительно очень грустная история.

Дженир: На самом деле по миру топ-фигур, их очень мало, и говорить, что они на самом деле настолько супер в отношении с теми, кто…

Элан: По сравнению с кем-то еще, это нет, это неоднозначно, совсем нет.

Такой вопрос – кого вы считаете на сегодняшний день the best, истинным, настоящим певцом, музыкантом, артистом, среди исполнителей российской поп-индустрии? Скажем так, очень много на сегодняшний день зачастую не принадлежит к понятию искусства, это, скорее, именно поп-индустрия. Грань – индустрия или творчество, индустрия или искусство – как вы ее ощущаете, и, повторюсь, кого вы считаете № 1 на сегодняшний день в России (из музыкантов, артистов, певцов)?


Дженир: Вы знаете, очень сложно отделить как раз индустрию и искусство.

Элан: Однозначно, есть артисты, которые уже 20 лет на сцене в российском шоу-бизнесе, их все знают, это Леонтьев, Киркоров, их можно очень много перечислять, прекрасных имен. Их профессионализм, их место тут бесспорно. Что касается более молодого поколения – нам интересны те, кто поют на английском языке все-таки.

Дженир: Безусловно, мы следим.

Элан: Это то, что мы обязательно послушаем, все их новинки мы всегда просмотрим и обсудим.

На ваш взгляд, присутствие вокальных данных, голоса или, что называется, эстрадные пошептушки…

Дженир: Все-таки голос сейчас не столь важен.

Элан: Наверное, оригинальность очень важна. Даже когда мы беседуем с Дитером, он всегда говорит: «Самое важное — это оригинальность». Это должно быть как-то необычно, узнаваемо, может быть, даже в чем-то должно удивлять, шокировать, но в этом должна быть какая-то особенность.

Дженир: Мелодия!

Элан: Мелодия – да, но в голосе все-таки особенность. Он может быть какой-то странный и вызывать какие-то обсуждения, это намного (он говорит) лучше. Сколько (говорит) ко мне приходит на кастинг прекрасных певиц, они поют шикарным вокалом, как у Кристины Агилеры, но (говорит) я абсолютно четко знаю, что дальше, после этого, даже если это будет 3–4 место в этом кастинге, то это в принципе, предсказуемо, это не вызывает у молодежи того интереса, какой должен быть к такому вокалу шикарному, к таким природным данным. Нет, это не срабатывает. Увы, но это так.


Вопрос от нашего пользователя Эндрю М (его имя-ник звучит так):

«Есть ли у поклонников группы Moving Heroes хотя бы ничтожная надежда услышать lead-вокал в исполнении Дженир?»

Дженир: Может быть, demo-записи показать? Там я всегда пою.

Элан: Да, она всегда поет на demo-записях.

Дженир: На самом деле была у нас, когда Crazy записывали, была идея, может там что-то в куплете спеть, но пока, так, чтобы ставить…

Элан: Давай, признавайся. Однажды, я думаю, да, конечно, однажды это произойдет. Все-таки мы сейчас будем озадачиваться третьим альбомом и в нем уже…

Дженир: Надо же что-то сделать, может быть, новое, интересное. Можно поэкспериментировать.

Элан: У нас во втором альбоме есть песня на немецком (открываем такую тайну).

Так-так… Очень много вопросов, кстати, пришло на наш адрес о том, все-таки на каком языке, в большей степени, будут звучать ваши песни?

Элан: Мы тут подумали и решили, что, наверное, на английском и половина на немецком.

Дженир: Во как! Прямо наполовину?

Элан: А кто вчера это обсуждал?

Дженир: Я говорю, что можно сделать еще одну версию.

Элан: Да, у тебя была идея еще одной песни на немецком, это правда, поэтому насчет русского мы пока подождем, это честно. Пока в планах нет.

Дженир: Все-таки с русским мы стараемся… Мне кажется, что на русском прежде всего тогда будет основное внимание на текст, а мы хотим его рассеять несколько на мелодическую линию. Поэтому это английский.

Элан: Но это, наверное, наша проблема. Мы когда слушаем песни на русском, мы в них воспринимаем только смысл, стихи, я тоже всегда слушаю слова, а потом уже голос, мелодию и все остальное.

Дженир: Хотя есть песни – та же самая песня «Невозможное возможно» Димы Билана – это суперпесня, по-русски она звучит прекрасно. И сказать, что можно было бы сделать лучше версию на английском, то нет, там все замечательно.

Элан: Это очень хорошая песня, кстати. Она звучит хорошо. Она очень простая, но она идеально сделана.

Откуда черпается вдохновение, в частности, при написании музыки?

Дженир: Не знаю.

Абсолютно спонтанно?

Дженир: Все-таки муза — это такая вещь спонтанная, которая по первому зову иногда не приходит, а приходит тогда, когда ты ее не ждешь, ночью, например.

Элан: И она никогда не прогнозирует, не просчитывает, не продумывает, как это должно быть, на что похоже, в каком стиле, формате – Дженир этого никогда не делает, это действительно получается то, как получается.

Дженир: Потом, если мне говорят: «Ты знаешь, твоя песня похожа на какую-то песню September», а я даже и не слышала…

…Что это за September и откуда оно взялось…

Дженир: Это из Швеции известная певица, это не известный хит, но сказали, что в ее альбоме есть песня, которая что-то там напоминает. Странно, но альбом я не слушала.

Элан: Так бывает.

Дженир: То есть говорить о том, что мы заимствуем что-то из творчества других людей…

Элан: Поэтому нас еще ни разу никто не обвинял в том, что это на что-то реально похоже, в каком-то плагиате.

Как часто вы расстаетесь? Так или иначе, хоть вы и являетесь группой, дуэтом, у каждой из вас есть определенные свои жизненные приоритеты и разнообразия. Как часто вы вместе, как часто вы расстаетесь?

Элан: Вообще-то она моя двоюродная сестра, поэтому все намного проще.

Дженир: Она моя тоже.

Великолепно. И в этой связи я хотел задать вопрос «Как вы познакомились», но этот вопрос здесь сам себя исчерпал. Но все-таки, при этом, как часто вы вместе и, допустим, когда возникает свободное время, как вы им распоряжаетесь?

Элан: Как часто мы расстаемся…

Дженир: Скажи, что ты смотришь музыкальные каналы, а я их всегда выключаю.

Элан: Да, точно. Если у меня есть свободное время, час какой-нибудь времени в отеле, например, я включаю музыкальный канал и смотрю его, и не важно, в какой гостинице мира мы находимся. Дженир это не очень любит.

Дженир: Да, лучше подумать.

Элан: Она говорит, что нам еще нужно очень много вопросов решить, поэтому мы это время потратим с пользой.

Дженир: Хотя не надо думать, что заводила всегда я. Кто в три года петь начал первым?

Элан: И кому пришлось потом идти учиться музыке, на фортепиано играть… Это все из-за меня.

Дженир: Так что скрывается, скрывается…

В детстве вы рука об руку или рука за руку ходили по набережным Невы в Петербурге?

Элан: В детстве мы пели по разным клубам, вообще-то, поп-рок, у нас был живой бэнд с ребятами.

Дженир: Не совсем уж в детстве.

Элан: В 14–15 лет, это было нормально, абсолютно. В 14–15 лет — это было самое то.

Дженир: Ну уж — детство, глубокое…

Элан: Нас куда больше интересовало делать что-то практическое, и это были песни тоже на английском, первые попытки тогда уже, писать все это.

Как вы любите путешествовать? Если время выделяется для этого, где вы любите проводить время и посещать какие страны Старого, Нового, ближнего, дальнего Света?

Элан: Честно сказать – мы в основном ездим только с выступлениями, а как вы знаете, артист, когда приезжает на какое-то выступление, очень часто даже не успевает ничего посмотреть.

Дженир: И все-таки Европа, она вся очень похожа, поэтому, когда ты переезжаешь из одного города Европы в другой, как-то вроде так и не сильно отличается. А когда приезжаешь в Россию — уже сильно отличается.

В России, за исключением Санкт-Петербурга и Москвы, какие-то города еще, именно в концертном туре, допустим, в концертных поездках, вам удается посещать? Или пока эти города не значатся в списке?

Дженир: Нет, ну почему, обязательно, мы бываем с выступлениями, в том же самом Калининграде пели.

А до российской глубинки?

Дженир: Я думаю, дойдем.

Элан: Мы в Прибалтике очень много выступаем. Так получается.

Вообще, по вашему имиджу именно это и стоит подразумевать – Калининград, страны Балтии…

Элан: Так почему-то получается. Нас приглашают в Китай, в Японию, совсем далеко.

Даже так… Вопрос от нашего пользователя по имени Леша: «Какой ваш любимый анекдот? Или может быть что-нибудь из жизни?»

Элан: Грустный анекдот…

Дженир: Грустный? Давай…

Элан: Про шоу-бизнес тогда, наверное.

Так-так, очень интересно.

Элан: Попали в одну яму лиса, волк и свинья. Волк с лисой сидят довольные, обнимаются и говорят: «О, как здорово!» Друг с другом приобнялись, волк говорит: «Как все чудно в жизни, ну и что, что в яме сидим, тут у нас есть свинья, сейчас мы ее съедим, будет все отлично, ты моя лиса любимая, я тебя люблю». У них полный позитив, отличное настроение. Свинья сидит, думает — ну все, пропала я, пропала. И говорит: «Ладно, перед смертью последнее желание: я хочу спеть вам». Волк говорит: «Отлично, отлично, еще и шоу мне, ну, давай, пой!» Она завизжала, охотники услышали, прибежали, стрельнули в лису, стрельнули в волка, вытащили свинью и спасли ее, отнесли к себе на подворье. Лежит волк и думает – умираю, и вот, секс был, еда была, шоу-бизнеса, блин, захотелось…

Вот так вот, что называется, анекдот на засыпку, анекдот из жизни, соответствующий, так или иначе, каким-то реалиям из сегодняшнего дня.

Дженир: Все-таки не все так просто.

Не только в России, но и на Западе…

Как вы справляетесь с какими-то, может быть, настроениями, не очень, с разными? Настроения в любом случае меняются и тем более у творческих людей, как вы с этим справляетесь?

Дженир: Можно поиграть Бетховена или Баха. Это исправляет настроение.

Элан: Дженир играет классику.

Кто бы мог подумать – на российской эстраде, это весьма сейчас редкий момент, музыканты, которые считают своим профессиональным амплуа популярную музыку, слушают настоящих классиков. Что же, колоссальный респект каждой из вас.

Дженир: Спасибо. С другой стороны, вы знаете, те музыканты, которые работают с Дитером, его команда, они ведь тоже к этой музыке, к тому, что они делают, относятся с душой.

Элан: Очень трепетно.

Дженир: И понимаете, когда человек берет аккорд, слушает его и говорит: «Как красиво звучит!» Тогда ты понимаешь, что ты сидишь среди людей, которые чувствуют так же, они понимают так же, вот эта команда…

Элан: Да, это звукорежиссер Джео, с которым мы работаем. Он нам сказал правду, он сказал: «В 15 лет я мечтал жить в студии, мечтал спать в студии, я смотрел на этих музыкантов и думал, что если бы меня пустили в студию, я бы там спал, я (говорит) так мечтал об этом, теперь я об этом не мечтаю, теперь у меня есть своя студия и у меня полно работы».

Дженир: Конечно, «я об этом сейчас не мечтаю…»

Элан: Это отношение к музыке. Может быть, поэтому у него так все и звучит.

Это настоящее, это не просто так, и поэтому, наверняка, они рождены, чтобы побеждать, и именно поэтому их альбом, группы Moving Heroes, называется так: «Born to win» — «Рожденные побеждать». Но победа остается победой, а ваше ощущение от того, что происходит в России ли, за рубежом ли, в Европе, я думаю, что вы поймете меня, о чем этот вопрос – любовь, секс, наркотики…

Дженир: На самом деле, наверное, это то, что движет миром, потому что, о чем можно петь? В основном поют о любви, эпатируют сексом, но так же можно эпатировать каким-то волшебством, это точно так же интересно, мистика, магия, это тоже интересует и будоражит слушателей.

Элан: Из того, что вы перечислили, у нас, наверное, своя ниша — это мистика и магия. Это еще тот смысл, который мы вкладываем в тексты, и это тоже часть нашего мировоззрения, восприятия.

Дженир: Что касается наркотиков, я думаю, что люди, которые…

Элан: Музыка — лучший наркотик.

Дженир: Для нас — да, но люди, которые к этому приходят, наверное, им тяжело.

Элан: Это очень большая нагрузка в шоу-бизнесе, и, к сожалению, есть некоторые музыканты, исполнители, у кого возникают подобные проблемы. Но я думаю, что сейчас все, все их окружение, пытается их вытаскивать и помогать им.

Дженир: Я думаю, что все-таки должна быть цель, прежде всего.

На ваш взгляд, отношение общества, там и здесь, к этим вопросам?

Элан: В Германии любой бы старался помочь из окружения, однозначно.

Дженир: Здесь, в России, точно так же.

Это очень важно.

Элан: Мы здесь бываем достаточно мало, но я думаю, да, потому что русские люди, в любом случае, с очень широкой душой, и все-таки все, с кем мы здесь общались, они достаточно человечны, и я думаю, что здесь будет такая же ситуация, как и в Германии.

Да будет так. В итоге как вы сформулируете вашу аудиторию, на кого рассчитано ваше творчество?

Элан: Это люди от 10 лет и старше.

Дженир: Мы очень рады, что у нас аудитория, действительно, очень большая – от совсем юных душ, которым, действительно, интересно, которые находят в этом…

Элан: Которые даже не понимают этот английский, но им нравится просто, в целом, это вот звучание.

Дженир: Очень часто они говорят, что там как раз та самая мистическая история, и это их ведет за собой и завораживает, и это говорят совсем дети, подростки. И в то же время, кто слушает Modern Talking, из-за Дитера Болена, они, конечно, тоже слушают наше творчество и таким образом у нас получается очень большая аудитория и мы этому очень рады.

Ура! Когда все-таки в Москве вас можно будет услышать в полном формате?

Элан: Мы думаем, что весной. Есть такие планы.

Весна — пора обновлений, и после суровой зимы, так или иначе, приходит пора расцвета. Это будет самый лучший подарок к весне нашим дорогим зрителям, слушателям, почитателям, поклонникам вашего таланта. Сегодня в студии KM TV звезды онлайн популярная, не побоимся этого слова, группа Moving Heroes, которая выпустила свой новый, второй альбом «Born to win» — «Рожденные побеждать» под патронатом Дитера Болена и со своим неповторимым стилем и мироощущением. Мы рады, что вы этим днем сегодня были в Москве, мы поздравляем вас с новой вехой в вашем творческом пути, желаем искренне новых, ярких свершений и побед. И под занавес сегодняшней встречи в преддверии Нового года ваши пожелания нашим дорогим слушателям и зрителям.

Дженир: Думаю, всегда надо настраиваться на лучшее, потому что надо помнить, что мысль материальна, и если думать о чем-то хорошем, оно обязательно произойдет.

Элан: Оно притянется.

Дженир: Нельзя вдаваться в депрессии, нельзя падать духом, нужно вставать и идти дальше.

Элан: И всегда старайтесь находиться там, где вас любят, потому что это самое лучшее жизненное топливо, и тогда у вас все остальное наладится.

Друзья, любите и будьте любимы. Moving Heroes и Петр Татарицкий – мы говорим вам: «Будьте счастливы!» До новой встречи и да здравствует победа! Ура!

Источник: KM TV